Декларации кандидатов в президенты Украины: дворцы, заводы, биткоины и миллионные счета

Хотя криптовалюты лишены в Украине правового статуса, в декларациях кандидатов в президенты Украины обнаружились не только многомиллионные состояния, заводы, дворцы, автопарки, антиквариат, но и биткоины.

В частности, криптовалюты указала в налоговой декларации украинский политик Инна Богословская – самовыдвиженка на предстоящих выборах, директор общественной организации «Вече» (принимала активное участие в Евромайдане, в прошлом сотрудничала с политсилой Ю. Тимошенко и партией «Свобода»). Правда, объём биткоинов, которыми владеет политик, сложно оценить точно: в декларации указано, что он эквивалентен 152 000 денежных единиц, но не уточняется, каких.

Стоит отметить, что Богословская (биткоины, две квартиры, «тойота», ювелирные изделия и несколько сот тысяч долларов) – одна из самых бедных кандитатов на президентскую должность, в сравнении с Порошенко, например, состояние которого оценивается в миллиард с лишним долларов, или долларовым миллионером комиком Владимиром Зеленским. Среди кандидатов в президенты, которых в этом году на удивление много (44 человека зарегистрировались, ещё 47 ЦИК отказала в регистрации) есть владельцы дворцов, заводов, киностудий, и т. д., да и за менее состоятельными кандидатами стоят богатейшие украинские олигархи.

Примечательно, что в последние годы многие украинские чиновники признаются во владении биткоинами и другими криптовалютами. Однако неопределённость статуса криптоактивов вносит неразбериху в вопрос о том, как декларировать биткоины и его аналоги. Одни чиновники указывают их в графе «денежные активы» – например, народный депутат Дмитрий Голубов, а также бывшая россиянка, внештатная советница президента Украины Мария Гайдар. Другие чиновники определяют криптовалюту как движимое имущество – депутат Алексей Мушак, глава Одесского облсовета Анатолий Урбанский и другие. Причём одни указывают количество биткоинов или лайткоинов, другие – эквивалент криптовалют в доллах и евро.

По данным сервиса мониторинга открытых данных Opendatabot, на сегодняшний день 57 украинских чиновника задекларировали ту или иную криптовалюту.

Больше всего владельцев виртуальных денег работает в Одесском областном совете, на втором месте – Верховная Рада. Так, криптовалютой располагают глава Одесского облсовета Анатолий Урбанский (4256 биткоинов), нардепы от Блока Петра Порошенко Дмитрий Голубов (4376), Алексей Мушак (465) и Дмитрий Белоцерковец (398). Вышеупомянутая Мария Гайдар владеет 4,73 биткоина. Директор Изюмского медицинского колледжа Виктор Кучеренко имеет 17 120 вайнкоинов.

Однако парадокс в том, что отсутствие правового статуса не даёт проверить информацию о криптовалюте: они не признаны ни товарами, ни инвестиционными активами, ни денежными единицами. Строго говоря, декларировать их не обязательно.

Коммуникационный менеджер Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Николай Малуха заметил в этой связи, что при своём нынешнем непрозрачном статусе криптовалюты могут послужить сокрытию доходов:

«Человек может сказать, что купил криптовалюту лет 5-7 назад по 300-500 долларов, а теперь, мол, она принесла доход в 20 тысяч. Таким образом, можно оправдать какие-то высокие затраты в будущем или покупку дорогой недвижимости, автомобиля и т.д. Ведь эти транзакции никак не учитываются и не отслеживаются. Поэтому в этом плане криптовалюта, конечно, может помочь избегать острых вопросов в будущем. На всё будет ответ: я просто очень удачно инвестировал в криптовалюту».

С другой стороны, маркетолог украинского биткоин-агентства KUNA Вадим Попов считает, что опасность криптовалют как инструментов для незаконных операций преувеличена. Он поясняет:

«Помимо декларирования, публичные лица должны также указывать адрес хранения криптовалюты (блокчейн). Блокчейн прозрачен полностью, и его раскрытие безопасно. Это просто адрес. Но по нему можно посмотреть, насколько информация в декларации похожа на правду. Например, если человек говорит, что купил криптовалюту в 2008 году, а транзакция произошла в 2014-м, то уже есть повод задуматься».

Впрочем, ни один орган в Украине не имеет права требовать доказательств, права посмотреть транзакции и т.п. «Вот это и является камнем преткновения. Конечно, можно декларировать все, что угодно. Но если никто не может проверить, тогда какой смысл вообще это декларировать? Пока не будет урегулирован статус криптовалют и не будет необходимости раскрывать происхождение средств, грош цена всем этим декларациям», – отмечает Попов.

Любопытно, что в Южной Корее недавно обязали чиновников привести свои счета в криптовалюте в соответствие с требованиями обычной банковской системы, в частности, с законодательством, направленным на борьбу с отмыванием денег.

Источник

[ ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ ]