Станет ли Эстония новой криптовалютной гаванью?

Эстония — очень прогрессивная юрисдикция в таких инициативах, как e-Residency и Public Notary, и криптовалюты уже воспринимаются государством довольно дружелюбно. Кстати, к самой технологии блокчейн в Эстонии относятся отлично.

Эстония привлекает компании своим правовым регулированием криптовалют и связанной с ними деятельности. Эту юрисдикцию выбирают из-за простоты запуска бизнеса, быстроты заполнения финансовой отчетности и прогрессивности страны в целом — в рейтинге Doing Business 2017Эстония заняла 12-е место среди 189 стран.

Любой желающий начать собственный бизнес может получить ID-карту Е-резидента (e-Residency). Владелец карты получает доступ к развитой системе электронного государства Эстонии.

Такая карта также предоставляет полностью электронное и дистанционное взаимодействие с государством при регистрации компании (регистрация, по официальным данным, занимает всего 18 минут), работе с банками, уплате налогов и т. д. Основная цель инициативы e-Residency и эстонского правительства — создать среду, в которой бизнес сможет сосредоточиться не на заполнении отчетности, а на реализации своих идей. Согласно рейтингу Paying Taxes 2017, чтобы выполнить все требования по заполнению бухгалтерской отчетности в Бразилии, предпринимателям в 2016 году пришлось потратить приблизительно по 562 часа. На территории Украины – около 356 часов, в США – 175 часов, а на территории РФ приблизительно 168 часов. В Эстонии это занимает всего 84 часа.

Эстония является частью Европейского Союза, что позволяет ее резидентам свободно вести бизнес на всей его территории.

В 2017 году Эстония стала одной из наиболее часто используемых юрисдикций для регистрации криптовалютных компаний и проведения ІСО. До этого она не пользовалась особой популярностью, хотя еще с 2015 года в стране инкорпорирована Forecast Foundation O? (создатели Augur). По состоянию на июль 2017 года, Эстонию как юрисдикцию для проведения ІСО выбрали как минимум пять стартапов, которые в общей сложности собрали более 77 млн долларов. При этом минимальная сумма собранных каждой отдельной компанией средств составляла не менее четырех миллионов (данные по состоянию на август 2017 года).
____________________________
1 Ежегодное исследование группы Всемирного банка, оценивающее простоту осуществления предпринимательской деятельности.

Правовое регулирование криптовалют

До Решения Суда Европейского Союза (European Court of Justice) от 22 октября 2015 года, в котором было определено, что в целях обложения налогом на добавленную стоимость биткоин является валютой, а не товаром, Центральный банк Эстонии не рекомендовал гражданам хранить биткоин или осуществлять денежные операции с ним, при этом сравнивал биткоин с финансовой пирамидой.

27 ноября 2017 года в Эстонии вступил в силу новый Закон о противодействии легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма (Money Laundering and Terrorist Financing Prevention Act 2017; далее — MLTFPA 2017), который дает возможность заниматься криптовалютным бизнесом в Эстонии на законных основаниях. Данный закон определяет криптовалюту как виртуальную валюту, которую стороны сделки признают и используют в качестве платежного средства. При этом криптовалюта не является валютой какой-либо страны или фонда. Помимо этого, закон определяет правовые рамки для деятельности по продаже и обмену криптовалюты на фиатные деньги и обслуживанию криптовалютных кошельков. Надзор за ведением деятельности, связанной с криптовалютами, осуществляет EFIU (Estonian Financial Intelligence Unit; далее — EFIU).

Биткоин и другие криптовалюты не рассматривается эстонскими регуляторами как форма долгового обязательства, ценные бумаги или электронные деньги, так как согласно параграфу 6 Закона о платежных учреждениях и учреждениях, связанных с электронными деньгами (Payment Institutions and E-money Institutions Act; далее — PIEIA), криптовалюты нельзя считать электронными деньгами, поскольку они не выпускаются конкретным эмитентом.

По большому счету, криптовалюты в Эстонии можно считать альтернативным средством платежа (alternative means of payment), то есть нетрадиционным финансовым инструментом, который имеет денежную оценку и находится вне обычной банковской системы. К таким инструментам относятся как электронные деньги (электронное золото (e-gold) и электронное серебро (e-silver)), так и криптовалюты.

Правовое регулирование токенов и ICO

26 марта 2018 года Финансовая инспекция (Estonian Financial Supervision Authority; далее — EFSA) выпустила рекомендации для организаторов и участников ICO. Согласно документу, несмотря на то что при проведении ICO используются новые технологии и осуществляется продажа токенов, а не акций, токен все еще может быть признан ценной бумагой в соответствии с законодательством Эстонии в сфере ценных бумаг и фондового рынка.

«По сравнению с информационным материалом, который был доступен ранее, мы имеем дело с достаточно четким и подробным руководством к действию. Документ определил четкую позицию EFSA относительно проведения ICO. Согласно руководству, за нарушение действующего законодательства, например, в случае, когда не был зарегистрирован проспект эмиссии (хотя ICO подлежало регистрации), будет следовать наказание вплоть до уголовной ответственности,» — прокомментировала Татьяна Кострыкина, юрист KYC Center.

В связи с этим Эстония является страной, в которой можно свободно осуществлять криптовалютную деятельность, поскольку она одной из первых начала разрабатывать соответствующее законодательство и регулировать криптовалюты. На сегодняшний день определены правила обмена криптовалют, четко установлены правила проведения ICO, а эстонские регуляторы открыты к диалогу с представителями бизнеса.

EFSA определила, что в некоторых случаях, токены, которые выпускаются в рамках ICO, могут расцениваться как финансовые инструменты.

Токены, предоставляющие инвесторами определенные права по отношению к их эмитенту, или же токены, стоимость которых привязана к будущей прибыли или деятельности компании, с большой вероятностью будут признаны финансовыми инструментами. Эмиссия такого рода токенов может быть признана выпуском финансовых инструментов и регулироваться законодательством в сфере ценных бумаг и фондового рынка.

Правовое регулирование криптовалютной деятельности

Законодательством Эстонии ранее были установлены существенные ограничения для деятельности криптовалютных бирж или же компаний, которые позволяют покупать криптовалюту за фиатные валюты.

Отметим, что ранее при проведении сделок на сумму более 1000 евро в месяц необходимо было “встречаться” с покупателем лично, а также идентифицировать личность каждого покупателя, получив копию удостоверяющего личность документа. Кроме того, существовало требование хранить указанную информацию о транзакциях и клиентах. Такая информация должна была предоставляться по первому требованию EFIU2.

Этот факт подтверждается также словами создателя биржи BTC.ее Отто де Фоогда, сказанные им сразу после вынесения судом решения о закрытии биржи (апрель 2016 года):

«Суд решил применять к обмену биткоина чрезмерное регулирование, которое не распространяется на другие виды экономической деятельности. Например, требование встречаться с клиентом лично, требование хранить копию паспорта ВСЕХ клиентов и сообщать о лицах, которые совершают сделки на сумму более, чем 1000 евро в месяц».

В свою очередь юрист компании KYC Center Татьяна Кострыкина сообщила ForkLog:

«На сегодняшний день Закон о противодействии легализации доходов (MLTFPA 2017 — прим.), полученных незаконным путем, и финансированию терроризма дает возможность организовать в Эстонии деятельность по продаже криптовалют и их обмена на фиатные валюты дистанционно. Начиная с 27 ноября 2017 года, отпала необходимость идентификации клиента “face-to-face” при сделках свыше 1000 евро при соблюдении определенных требований и анализе уровня риска потенциального клиента».

Для провайдеров альтернативных средств платежей предусмотрена обязательная регистрация в Реестре хозяйственной деятельности Эстонии и получение разрешения/лицензии на ведение такой деятельности от EFIU.

«Несмотря на признание криптовалют виртуальными средствами платежа, банки довольно враждебно относятся к данному виду предпринимательской деятельности, что на сегодняшний день является наибольшей сложностью в развитии криптоиндустрии в Эстонии», — добавила Татьяна Кострыкина.

Стоит сказать, что на данный момент получение в Эстонии лицензии для ведения криптовалютного бизнеса, связанного с обменом криптовалют, не является невыполнимой задачей при соблюдении установленного законом порядка и наличии компетентной юридической поддержки. В среднем EFIU выдает лицензии в течении 7-15 рабочих дней при условии, что все документы были составлены корректно.

В случае возникновения вопросов существует возможность связаться с представителями EFIU и EFSA, которые открыто идут на контакт с предпринимателями, дают максимально понятные и четкие консультации и инструкции. Это связано с тем, что на государственном уровне определен четкий вектор развития и поддержки криптовалютного бизнеса.

Европейский Союз также урегулировал большинство видов деятельности, связанных с криптовалютой путем принятия специальной Директивы (5th Anti-Money Laundering Directive), после которой и был принят MLTFPA 2017.

EFSA также отметил, что в некоторых случаях деятельность компаний-организаторов ICO, а также лиц, реализующих токены на вторичном рынке, может быть признана оказанием инвестиционных услуг или же торговлей финансовым инструментом. Осуществление такой деятельности требует наличие соответствующих лицензий и разрешений.

В случае если компания занимается предоставлением всевозможных займов за счет средств, привлеченных в рамках ICO, к ее деятельности могут применяться нормы законодательства о кредитных организациях.

Законодательство Эстонии и Европейского союза регулирует также вопросы, связанные с криптовалютным гемблингом (азартными играми, такими как лотереи, казино, а в некоторых случаях обыкновенные “skill of games” и т. д.).

Существует три признака гемблинга как такового:

Плата за участие в игре.
Возможность выигрыша.
Результат игры зависит от случайности (или т.н. “game of chance”).

Эти признаки являются основными при определении деятельности как гемблинга. Однако в ЕС в соответствии с Директивой 2015/849 (далее — Anti-Money Laundering Directive) любые операции с “gambling services” и ставками считаются игорным бизнесом, даже в случае, если результаты игры будут зависеть от навыков игрока (“game of skill”). Так что не стоит питать иллюзий: любые ставки будут расцениваться законодательством Европейского союза как гемблинг.

Платой за участие в игре или выигрышем считается любая ценность, которая имеет денежное выражение или реальную стоимость. Поэтому то что и плата за игру, и выигрыш, будут производиться в токенах или криптовалюте, а не в фиатных валютах, не влияет на правовую квалификацию этой деятельности как гемблинга.
____________________________
2 Структурное подразделение эстонской полиции и пограничной службы, которое специализируется на борьбе с легализацией доходов полученных незаконным путем и противодействует финансированию терроризма.

Регистрация и обслуживание компании

Чтобы открыть ООО в Эстонии необходим минимальный уставный капитал размером 2500 евро, однако его внесение не является обязательным, а общая стоимость открытия компании составит до 5000 евро. Компания должна иметь как минимум одного учредителя (пайщика) и одного члена правления, причем членом правления и учредителем может быть одно и то же лицо.

«В Эстонии в отличие от многих юрисдикций не обязательно иметь местного директора или члена совета директоров, в случае, если основатель и член правления не являются резидентами Европейской экономической зоны (ЕЭС). Однако в связи с изменениями, которые вступили в силу 15 января 2018 года, в этом случае необходимо иметь контактное лицо на территории Эстонии. Контактным лицом может быть, например, нотариус, присяжный адвокат или же юридическое бюро с соответствующей лицензией», — пояснила Татьяна Кострыкина.

Налогообложение операций с криптовалютами

У криптовалют разная правовая природа: в зависимости от налога это может быть или имущество, или финансовые услуги.

Налог на прибыль и социальный налог. Налог на прибыль в Эстонии составляет 0%. Но в случае распределения прибыли применяется ставка 14/20% (ставка зависит от того, насколько часто компания распределяет прибыль). Социальный налог составляет 33%.

Исходя из положений Закона о налоге на прибыль (Estonian Income Tax Act; далее — ITA), криптовалюты рассматриваются как собственность (property). Согласно подпункту 14(2) ITA, прибыль, полученная от операций, связанных с криптовалютами, рассматривается как прибыль от предпринимательской деятельности. С такого дохода может взиматься и налог на прибыль, и социальный налог.

Эстония — единственная не офшорная юрисдикция, в которой налог на прибыль компании составляет 0%. На территории государства существует только налог на нераспределенную прибыль или же прибыль, которая распределена за пределами Эстонии. То есть компания полностью освобождена от уплаты налога на прибыль до момента, пока она не решает вывести прибыль за пределы Эстонии. В случае распределения прибыли компания уплачивает налог в размере 14 / 20%, в зависимости от того, насколько часто такое распределения происходит. Прибыль компании не облагается налогом в случае ее реинвестиции в компанию.

Однако при покупке товаров / услуг / имущества, которые не связаны с деятельностью компании, полученная прибыль будет облагаться налогом в размере 14 / 20%.

Эстонским компаниям также стоит избегать работы с офшорными компаниями. Налогово-таможенный департамент Эстонии (Estonian Tax and Custom Board; далее — ETCB) часто признают сделки с офшорными юридическими лицами как уклонение от уплаты налогов. Доказать реальность сделки крайне сложно.

Налог на добавленную стоимость (НДС — 20%). Для НДС биткоин и другие криптовалюты определяют как финансовые услуги. К таким услугам относятся продажа токенов во время ІСО, а также обмен криптовалют на национальные валюты на криптовалютных биржах. В соответствии с подразделом 16(21) Закона о НДС (Estonian Value Added Tax Act; далее — VATA) и статьей 135(1)(e) Директивы 2006/112/EC (далее — EU VAT Directive) такие операции освобождаются от уплаты НДС, а потому компании и лица, осуществляющие данные виды деятельности, не уплачивают НДС.

Кроме того, Комитет по вопросам НДС (VAT Committee) определил, что майнинг криптовалют определяется как финансовая операция, которая освобождается от НДС согласно статье 135(1)(d) EU VAT Directive, в связи с чем компании и лица, которые осуществляют майнинг криптовалют, также не являются плательщиками НДС.

Эстонские плательщики НДС должны ежемесячно подавать соответствующую отчетность в ЕТСВ.

Номер плательщика НДС необходим компаниям, которые собираются продавать свои товары или предоставлять услуги на территории Эстонии и ЕС или же если годовой оборот компании на территории Эстонии превышает 16 000 евро. ETCB может лишить компанию НДС-номера, если у нее не будет указанного выше годового оборота.

Причины выбора Эстонии как юрисдикции: комментарии представителей проектов

Причинами выбора поделился Эдгар Берс, менеджер по развитию проекта HashCoins и представитель проекта Polybius:

«У нас не было сомнений, когда зашла речь о выборе юрисдикции. Эстония — наша Родина. Ее преимущества: низкие цены, готовность регуляторов сотрудничать с инновационными проектами, при этом они всегда спрашивают мнение компаний прежде чем урегулировать что-либо. Эстонские регуляторы очень дружелюбны, хотя мы не уверены, что они действительно хотят регулировать эту индустрию. Вероятнее всего, они хотят, чтобы рынок был более понятным и прозрачным. Нормативно-правовая база страны еще не готова к криптовалютам, но это глобальная проблема. Диджитализация страны также является большим преимуществом, учитывая, что она находится на раннем этапе развития. Именно поэтому мы и считаем, что вести бизнес в Эстонии со временем станет еще легче. Тем не менее в стране не хватает специалистов. Здесь очень много талантливых людей, но этого недостаточно, потому что страна в целом маленькая. Довольно часто нам приходилось искать людей за пределами Эстонии. Если же говорить о дальнейшем регулировании, то надеемся, что эстонские регуляторы будут взвешенно принимать решения касательно запрета или одобрения различных бизнес-моделей и практик».

Дружелюбное отношение местных регуляторов и членство в ЕС также, по-видимому, важно для блокчейн-компаний. Иво Георгиев, СЕО AdEx Network, объясняет:

«Мы выбрали Эстонию из-за ее дружественного регулирования инноваций. Здесь довольно легко общаться и взаимодействовать с регуляторами. В большинстве случаев они готовы сотрудничать и оказывать помощь. Эстония является частью Европейского союза, а это дает дополнительные возможности для бизнеса. Я слышал что ЕС может урегулировать вопросы, связанные с криптовалютами при помощи специальной Директивы, но это не Китай, поэтому европейские регуляторы обсуждают все плюсы и минусы с бизнесом и ищут адекватное и сбалансированное решение. Поэтому мы не беспокоимся о возможном регулировании. Мы считаем, что это хорошо в долгосрочной перспективе».

Выводы

Законодательство Эстонии смело можно назвать дружелюбным для криптовалютных проектов. Кроме того, существует ясная позиция регулятора касательно ICO и случаев, в которых токены могут быть признаны ценными бумагами, регламентированы и определены правила обмена криптовалют и приема их в качестве оплаты за услуги и товары. Все это дает правовую определенность для представителей криптовалютной индустрии и позволяет вести деятельность в этой стране.

Помимо этого в Эстонии очень удобная система е-резидентства и простые условия ведения бизнеса: для регистрации и управления компанией не нужно приезжать в страну или же физически находится на ее территории.

В то же время ранее государство устанавливало довольно жесткие требования касательно деятельности криптовалютных бирж, которые значительно ограничивали свободу действий и делали ведение такого бизнеса на территории Эстонии непривлекательным. Однако начиная с 27 ноября 2017 года необходимость идентификации клиента “face-to-face” при сделках свыше 1000 евро отпала при соблюдении определенных требований и анализе уровня риска потенциального клиента.

Операции с криптовалютами не облагаются НДС, а при правильном налоговом планировании налог на прибыль также будет равняться нулю. В связи с этим Эстонию можно назвать одной из наиболее привлекательных юрисдикций с точки зрения налогового законодательства.

Уже сейчас отмечается тенденция, что в Эстонии регистрируется все больше и больше криптовалютных компаний. Также новые законы и заявления регуляторов внесли законодательную ясность для криптовалютного бизнеса, а потому приток блокчейн-компаний и проектов в страну продолжит увеличиваться.

Консультативную поддержку при работе над материалом предоставила компания KYC Center. Материал опубликован в рамках совместного спецпроекта ForkLog Consulting, Axon Partners и European Business Association «Блокчейн и право». С полным списком опубликованных материалов можно ознакомиться здесь.

Источник

[ ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ ]

comments powered by HyperComments

Календарь мероприятий